Величайший провал: 30 лет фильму Терри Гиллиама «Приключения барона Мюнхгаузена»

0

11 марта 2019

Написать отзыв

Производственные беды фильма Терри Гиллиама стали легендой. К 30-летию картины The Hollywood Reporter рассказывает, что происходило на съёмочной площадке.

 

Поделиться

«Когда я вспоминаю об этом, я не знаю, как мы вообще выжили и сделали фильм. Всё это очень живо в моей голове, хотя и было давно. Но мне нравится тот факт, что фильм отказывается умирать», — говорит Терри Гиллиам.

Эпическое фэнтези «Приключения барона Мюнхгаузена» вышло в прокат 10 марта 1989 года и заработало всего лишь 8 млн долларов при бюджете в 46 млн. Причём изначально на картину планировали потратить в два раза меньше. Её преследовали задержки, смены актёров, сложности на локациях, а также смена руководства на студии Columbia Pictures. Считается, что этот фильм — один из величайших финансовых провалов в истории.

Фильм Гиллиама рассказывает о пожилом бароне (Джон Невилл), который обустраивает красочную сцену для демонстрации своих легендарных подвигов в разрушенном войной городе-крепости. Там он делится своей версией произошедшего с актёрской труппой. Выбор не самого известного Невилла на центральную роль был задумкой режиссёра, который хотел, чтобы главной звездой фильма была сама история.

Одним из персонажей картины стала Салли Солт, которую сыграла совсем юная Сара Полли. Гиллиам отмечает, что девятилетняя девочка держалась отлично и была очень сосредоточена. Полии вспоминает, что ей сразу понравился постановщик — он был полон жизни, забавный и готовый к приключениям.

«Даже сейчас, когда я вижу его лично — я видела несколько лет назад — я считаю невозможным не любить его, несмотря на всю историю. И я нахожу его энтузиазм заразительным», — говорит актриса.

«История», о которой упоминает Полли, связана с её гораздо более печальными воспоминаниями о съёмках у Гиллиама. В октябре 2005 года, когда он собирался снимать «Страну приливов», актриса написала статью для The Toronto Star, в которой охарактеризовала свой опыт работы над «Мюнхгаузеном» как «травмирующий, если не сказать больше». Она также поделилась перепиской с режиссёром и «некоторыми непрошенными советами» о том, как защитить ребенка-актёра от вреда, как физического, так и эмоционального.

«Он относился ко мне с большим уважением и очень поддерживал. Но дни были изнурительными. Я много работала сверхурочно, и это было напряжённо, хаотично и часто небезопасно. Я помню, как несколько часов подряд мёрзла в резервуарах с водой, бежала через взрывы, была вынуждена обращаться в больницу, не могла слышать и так далее. В конечном счёте, опыт работы над этим фильмом был одной из самых травмирующих вещей, которые произошли со мной в детстве, а у него были конкуренты», — говорит Полли.

«Мы были очень осторожны с ней, потому что она бесценна. Забавно, когда ты слышишь истории о том, что с актёром плохо обращались или что он попадал в опасные ситуации. Со мной такого не случается, потому что они — незаменимые люди. Да, ситуация может показаться опасной, но на самом деле это не так. Она была прекрасна и никогда, никогда, ни на что не жаловалась. Так что, если она боялась, я этого не знал. Это всё, что я могу сказать», — отвечает Гиллиам.

«За эти годы я не встречал никого, кто разделял бы мнение Терри, что всё было “совершенно безопасно”, включая тех, кто создавал спецэффекты. Я говорила со многими актёрами и членами съёмочной группы, и все они чувствовали, что многие из нас были в опасности много-много раз», — рассказывает актриса.

Она вспоминает, что во время этой съёмки не раз бывала в больнице и признаётся, что ей до сих пор снятся кошмары. Полли говорит, что обсуждала эти моменты с режиссёром (Гиллиам даже разрешил опубликовать их переписку), но он не берёт на себя ответственность за большинство из них, или, возможно, действительно не помнит их, как остальные.

Фильм страдал от невезения на протяжении всего времени. Например, на роль Вулкана Гиллиам изначально пытался завербовать Марлона Брандо. Режиссёр хотел предложить ему вместо гонорара пожертвование в пользу индейцев, чьими правами занимался актёр, но продюсеры не решились на такой шаг. После этого появилась кандидатура Оливера Рида.

Кинематографист вспоминает, как познакомился с 17-летней Умой Турман, в итоге сыгравшей в фильме Венеру. «Она была прекрасна. Там был Олли Рид — великий актёр, но страшный как человек, и она — 17-летняя девочка, выступающая против него. Я был очень впечатлен, потому что она могла иметь дело с Олли, и это создало прекрасные отношения между ними двумя, потому что я думаю, что он был одурманен ею. Но она как-то так подавала себя, даже за кадром, будто говорила: “Я не дура. Я очень умная. Даже не думай играть со мной”», — говорит Гиллиам.

На ранних стадиях проекта планировалось, что причудливые лунные сцены в фильме должны быть более грандиозными, включать роскошные декорации и 2 тыс. человек, изображающих жителей Луны. Но когда бюджетные проблемы угрожали убрать эти сцены из фильма полностью, Гиллиам переработал сценарий, чтобы показать только двух главный жителей спутника: короля и королеву. Шон Коннери должен был сыграть роль короля, но уволился из-за того, что лунные сцены существенно сократили. Его место занял Робин Уильямс. Однако его имя не появилось в титрах, так как агент актёра не хотел, чтобы такой спорный фильм рекламировали благодаря имени его клиента.

«Финансовая сторона была действительно хаотичной, и в течение первых шести недель стало понятно, что, если мы будем продолжать в том же духе, бюджет раздуется намного, намного, намного больше. Это был постоянный кошмар. Все творческие моменты зависят от производственных, которые зависят от денег», — вспоминает Гиллиам.

Из-за финансовой неразберихи съёмки картины даже останавливали на две недели. Режиссёр рассказывает, что всё постоянно происходило с опозданием, но отмечает, что дух сотрудничества, который он пытался поощрить на съёмочной площадке, был ключевым механизмом в творческом процессе и решении проблем.

И мало было других проблем — как раз во время работы над фильмом в Columbia Pictures произошла значительная смена руководства: британский продюсер Дэвид Паттнэм был свергнут, а на его место в октябре 1987 года пришла Дон Стил. Как часто бывает в таких случаях, новое руководство намеревалось похоронить любые потенциальные успехи предшественников, и «Мюнхгаузен» не стал исключением. По словам Гиллиама, в Америке выпустили всего 117 копий фильма.

«Приключения барона Мюнхаузена» получили смешанные отзывы критиков, но в 1990 году фильм четырежды номинировался на «Оскар»: за художественное оформление, костюмы, грим и визуальные эффекты.

Рассуждая о 30-летии картины, Сара Полли говорит, что хочет посмотреть её со своими детьми, так любит всё ещё фильм и считает его своего рода шедевром.

«И он отображает Терри. Он дикий, неприрученный, мятежный, весёлый, творческий, амбициозный, абсолютно безответственный и, по его собственному признанию, полный лжи», — заключает актриса.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.