О важности «Черной Пантеры» Райана Куглера для прогрессивного человечества

0

23 января 2019

Написать отзыв

Марина Латышева объясняет, почему блокбастер по комиксам совсем не так прост, как кажется.

 

Поделиться

В России рядом с нами все ещё довольно мало людей с черным цветом кожи, а раньше было и того меньше. У моих ровесников, у «40+», в юности редкие местные чернокожие вызывали чаще всего либо резкое отторжение, либо наоборот лютый дружелюбный интерес. Так что нам, может, трудновато оценить культурное значение фильма «Черная Пантера», но давайте постараемся.

Речь только об этом конкретном фильме – не о комиксах или других появлениях Пантеры на экране. О фильме, в котором история самого известного Пантеры из произведений Стэна Ли и Джека Кёрби рассказана примерно так: было в королевской семье высокоразвитого африканского государства Ваканда два брата, один – царствующий король, второй мечтал поделиться достижениями своей родины со всеми черными этого мира, чтобы те сбросили отвратительное белое иго. Через много лет дети этих двоих будут делить престол и определять политику Ваканды на будущее.

«Черная Пантера» собрала в мире более 1,3 млрд. Американская критика задыхается от нежности от осознания важности фильма для страны. Самое трогательное, что мне довелось прочесть, было опубликовано в The New York Times – руководитель центра исследований Африки Университета Оклахомы рассказывал о своем отрочестве в конце 90-х, о том, что он, согласно всем стереотипам о человеке его цвета кожи, был здоровяком и играл в футбол, но при этом часто запирался в спортивной раздевалке, читал комиксы про черных героев и никак не мог понять, что с ним не так, почему его приятели не испытывают подобные страстные чувства к этому искусству. Теперь то он знает, что быть черным нердом – это нормально, что можно любить одновременно баскетбол и «Звездный путь», хип-хоп и комиксы, спасибо Бараку Обаме и «Черной Пантере», дай им бог здоровья.

Фильм Райана Куглера (режиссера «Станции «Фрутвейл» и «Крида»), смесь супергеройского кино, шпионского триллера, боевика и социального комментария, здорово отличается от всех недавних фильмов о супергероях. И дело не только в цвете кожи персонажей. В Marvel отказались от нахального юмора, который приносил успех в большинстве последних кинопроектов о супергероях. Забавное есть, но на самом деле фильм серьезный. Имеющийся в наличии афрофутуризм – это не просто красивый стиль с этническими цацками, помноженными на технику будущего. Это мир мечты, альтернативная реальность, в которой существует высокоразвитое африканское государство Ваканда без белого колониализма в бэкграунде, а значит и без соответствующего психологического наследия и комплексов. Но при этой фантастичности никогда еще фильм о супергероях не заставлял так навязчиво думать о реальности (разве что Кристофер Нолан, но у него нет такой безыскусной искренности).

Все примерно понятно с «черной повесткой» – она привлекательна сегодня, как идея, так как есть четкий путь, есть куда двигаться, понятно, чего добиваться. Механизм компенсации применительно к межрасовому вопросу – это когда мы должны понять и, видимо, принять, что угнетаемая веками целая огромная раса имеет объяснение своей неприязни к расе-угнетателю, и прежде чем равновесие в отношениях будет достигнуто, придется пережить период реакции. О том, на что это похоже и каково это, переживать его, размышляли самые разные деятели, от нобелевского лауреата по литературе Джона Кутзее до режиссера социального хоррора «Прочь» Джордана Пила.

Но смысл в том, что фильм Куглера, сделанный на таком очевидном материале, ухитряется на полном ходу перепрыгнуть через эту повестку и отправиться сразу в будущее. То есть вроде как тут про черную солидарность, но сделано кино так, словно период компенсации уже на излете. Герои не понатыканы в кадр по разнарядке по типу «хороший белый» и «плохой белый», «хороший черный» и «плохой черный», они важны в истории Пантеры – тут уж надо, конечно, быть в курсе, кто такие Эверетт Росс (Мартин Фриман) и Улисс Кло (Энди Серкис). «Черная Пантера» интересуется вечным вопросом: вмешиваться более сильному в дела более слабых или нет. И если после войн в Афганистане и Ираке вдруг покажется, что не стоит, то, например, «Ян Карский. Праведник мира» Славомира Грюнберга дает совсем другой ответ. Фильм с черными актерами про черных героев вдруг говорит совсем о другом. О том, что идейная близость важнее расовой солидарности, государственных и семейных связей, что война идей будет идти всегда, и обязательно – внутри семьи, и рано или поздно она институт семьи развалит. Что человеку бывает сложно переступить через личное, трудно простить ради идеи смерть близких и собственную исковерканную судьбу – за это отвечает персонаж по кличке «Киллмонгер» в исполнении Майкла Б. Джордана, ставшего уже талисманом для Куглера.

Во времена, когда до излета периода компенсации еще очень далеко, потому что тема расизма снова в тренде, белые полицейские стреляют в черных подозреваемых, а протестные митинги по этому поводу охватывают в Штатах целые города, это шаг смелый, умный и оптимистичный. Шаг мечты. Наверное, «Оскар» «Черной Пантере» не светит, он уж скорее отойдет более умелой и тоже прекрасной «Зеленой книге» Питера Фаррелли. Но как гость из будущего, фильм Куглера бесподобен. Его название можно просто записать где-нибудь на манжете и посмотреть лет через …цать, когда будущее наступит.

Автор: Марина Латышева

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.